Ставропольский край: продукты овцеводства не востребованы

17 марта 2009, 09:16


В минувшую субботу в селе Большая Джалга Ипатовского района состоялся семинар, посвященный проблемам и перспективам развития отечественного тонкорунного овцеводства. Вел его президент Национального союза овцеводов, заместитель директора департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства России Харон Амерханов.

На встречу были приглашены члены Союза овцеводов ЮФО, а также специалисты, ученые, заинтересованные в дальнейшем развитии отрасли. Началось мероприятие с момента торжественного и значимого — подписания соглашений между союзом и минсельхозами Ставропольского края, Калмыкии, Карачаево-Черкесской Республики.

Осмотр представленных на выставке животных вызвал взрыв восторженных эмоций. Кроме местного СПК «Вторая пятилетка», свое самое выдающееся поголовье представили овцеводы Апанасенковского и Арзгирского районов. Экспозиция была хоть и невелика, зато красноречива — от 130-килограммовых баранов до новорожденных ягнят, получивших самую высокую оценку руководства союза, вплоть до поцелуя в забавную мордочку! Впрочем, тот, кто знает истинную цену сохранения отрасли, понимает, что держится она только благодаря немногочисленным энтузиастам, развивающим ее вопреки всем невзгодам.

Примеры такой преданности овцеводству как раз можно найти в местном сельхозпредприятии, и в первую очередь благодаря его руководителю кандидату сельскохозяйственных наук Игорю Сердюкову. Он хоть и признает, что овца — самое обойденное рыночной экономикой животное, но за восстановление былой славы марки края борется упорно. Даже несмотря на то, что пастбищ в хозяйстве катастрофически не хватает (нагрузка на гектар в два с половиной раза больше нормы) и что в прошлом году содержание одной овцы обошлось в 1000 рублей. Для села социальная роль отрасли еще более значима, чем материальная выгода, хотя и без нее тоже никак нельзя. В общем, не благодаря, а вопреки складывающейся конъюнктуре во «Второй пятилетке» за последнее десятилетие добились прямо-таки фантастических результатов. Еще в 1997 году на выставку отбирали годовалых баранчиков весом 67 кг — и это считалось достижением, а сейчас и 100 кг — не предел. Да и выход мяса приблизился к 50 процентам — для тонкорунной породы это внушительно.

Словом, выращивать шерсть и мясо крестьяне научились. Другое дело — куда с готовой продукцией податься? Обилие дешевых химических волокон на рынке, отмена госзакупок и развал легкой промышленности сделали шерсть продуктом-изгоем в своем отечестве. В России 70 процентов овцепоголовья — мериносы, а шерсти производим в чистом волокне на душу населения 140 граммов при научно обоснованной потребности 750. А шерстяной ткани отечественной приходится 30 см на одного жителя. Зато покупаем дорогущие импортные костюмы, изготовленные за границей из нашего же сырья.

— Отсутствие цивилизованного рынка, — утверждает заслуженный деятель науки РФ директор Ставропольского научно-исследовательского института животноводства и козоводства Василий Абонеев, — стало тормозом в развитии отрасли. Биологический ресурс — 150 ягнят от сотни овцематок — используется лишь наполовину, к тому же нередко мы передерживаем ягнят, а их надо отбивать от матери в 3,5 месяца — это автоматически повышает качество шерсти. Нельзя допускать стихийного скрещивания пород — так можно бездумно похоронить труд наших предков, загубить тонкорунное овцеводство.

Одним из препятствий, мешающих развитию отрасли, является дефицит пастбищ. Их не хватает и во «Второй пятилетке», однако здесь нашли способ с этим бороться — занялись улучшением степной растительности. Это только в момент покупки кажется, что цена семян непомерно высока, потом затраты окупаются. Точно так же, как и приобретение установок для измельчения сена, — профессор В. Абонеев напомнил, что до 60 процентов этого корма уходит под ноги животным. Хотя в Арзгирском районе, например, и солома хорошо поедается, потому что ее измельчают и сдабривают патокой.

Ставропольский край сегодня на третьем месте по численности овцепоголовья — у нас почти 2 млн. голов, в Дагестане — 5, в Калмыкии — 2,3 миллиона. Проблемы у всех одинаковые. Более того, калмыцкие овцеводы не могли поверить, когда узнали, по какой цене некоторые их коллеги из Апанасенковского района в 2008 году продали шерсть — 71 рубль 50 копеек за килограмм. Впрочем, им тоже было чем похвалиться: в СПК племзаводе «Первомайский», к примеру, 50 чабанских точек, к 38 из них подведена вода — это 140 километров водопроводной трассы. Система орошения позволяет выращивать кормовые травы на сено и семена — не только для собственных нужд, но и на продажу.

— А вот шерсть мы продали по сорок рублей, — сожалеет председатель хозяйства Валерий Болдырев, — 142 тонны.

Кстати, о шерсти. В Дивном уже более десятка лет действует ассоциация «Маныч», занимающаяся реализацией некогда «золотого» руна. На качественное сырье покупатель находится, и у крестьян появилась заинтересованность в выращивании тонкой шерсти. Присутствующий на семинаре первый зампредседателя правительства СК Юрий Белый апанасенковцев похвалил:

— Опыт хороший, но этого мало. Нет государственной политики в отношении овцеводства. Когда-то ставропольская продукция составляла 20 процентов шерсти и 18 процентов баранины, произведенной в России. А сейчас не то что с продукцией — с кадрами уже проблемы. Чабана за месяц не обучишь, не воспитаешь — это должно быть в крови.

Еще Юрий Васильевич вспомнил времена, когда овцеводство было маркой Ставрополья, а песня «Ой, отары, вы отары» чуть ли не гимном края. Вернуть былую мощь отрасли и престиж профессии — эта мысль не раз звучала с трибуны. Возможно даже, совет директоров Союза овцеводов вскоре рассмотрит вопрос об учреждении звания «Лучший чабан России».

Несомненно, отрасль поднялась бы на качественно новый уровень, утверждает генеральный директор Национального союза овцеводов (и один из инициаторов его создания) Михаил Егоров, если бы мы продавали за границу не грязную шерсть, а в виде топса, и баранину предлагали бы не тушками, а разрубы — в той же Австралии ее делят на 13 частей. Да и в некоторых российских супермаркетах корейка стоит не 200 рублей, а 900 с лишним. Наша беда — разовые договоры, а нужны более стабильные отношения с текстильщиками и переработчиками мяса, которые уже тоже проявляют интерес к членству в союзе.

Сравнивая нынешнюю ситуацию с состоянием дел в 90-х годах, ученые и практики отметили, что сейчас есть одно значимое отличие: господдержка отрасли. В 2009 году государством на развитие овцеводства и козоводства будет выделено 638 млн. рублей, а к 2012 году эта сумма достигнет 670 млн. руб. К тому же из региональных бюджетов по принципу софинансирования добавится еще не менее 30 процентов от сумм, направляемых из федеральный казны.

Национальный союз овцеводов ставит своей задачей в ближайшие два-три года выйти на мировой рынок с продукцией, которую многие пока что с легким сарказмом называют золотым руном. Что касается планов общероссийских, планируется производить 500 тыс. тонн баранины и ягнятины в год, а численность овец должна приблизиться к 30 миллионам голов. Тогда будет достигнута рациональная норма потребления баранины 4,1 кг на человека в год, а не один-единственный килограмм, как сейчас.
Источник: stapravda.ru

Также в разделе:

ООО «Агрогруппа «Баксанский бройлер» открыло на Ставрополье новую откормочную площадку...

Птицефабрику с «умными» клетками для птиц открыли на Ставрополье...

Агропроекты на 12,5 млрд руб. будут завершены на Ставрополье до конца года...

Ставропольский край: В Будённовске запущен в эксплуатацию один из самых современных мясокомбинатов юга России...

В Ставропольском крае на 10 процентов выросло поголовье птицы...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение