Ставропольский край. Нужно увеличивать поголовье овец

08 февраля 2008, 10:11
В селе Большая Джалга Ипатовского района состоялось совещание по проблемам овцеводства, организованное министерством сельского хозяйства СК. На него прибыли многочисленные делегации из районов края, а также из Карачаево-Черкесии, Волгоградской, Ростовской областей. Кто-то налегке – посмотреть да послушать, а кто и со своим живым товаром: прямо перед правлением сельхозпредприятия «Вторая пятилетка» расположилась выставка животных.

Участники совещания после знакомства с выставкой говорили о том, как нам вернуть былую славу овцеводства. По словам замминистра сельского хозяйства края Вячеслава Марченко, некоторые районы за прошлый год увеличили количество овцепоголовья — кто на шесть, а кто и на 36 процентов. В Шпаковском районе даже новое хозяйство появилось — СПК «Руно», а это сразу почти 70 тысяч голов. Однако список территорий, где овец поубавилось, все же получился длинней. Но самое главное — положительные количественные изменения коснулись личных и фермерских хозяйств. В сельхозорганизациях же зафиксировано девятипроцентное снижение, что особенно обидно: ведь именно там находится основной генетический потенциал тонкорунных и полутонкорунных пород. Это тем более странно, ведь, по данным Минсельхоза России, наш край в прошлом году получил на поддержку племенных овцематок более 66 миллионов рублей, да еще плюс 38 млн. на содержание племживотных, да 29 млн. из краевого бюджета.

У руководителей сельхозпредприятий своя математика. Некогда прославленные племзаводы имени Виктора Калягина (бывший «60 лет СССР») и «Большевик» сократили маточное поголовье соответственно на 89 и 64 процента, то есть племя почти полностью уничтожено. А ведь хозяйства эти являются создателями кавказской породы овец — в 1990 году она составляла почти половину общего поголовья в крае. Причина такого резкого поворота в судьбе несчастных животных всем известна: немало земли попало в руки людей, понятия не имеющих о местных традициях и нуждах. Отвалив из кошелька денежки, новые землевладельцы постарались поскорее оправдать понесенные затраты. Для этого есть проверенные рецепты, и животноводство среди них не значится. То, что сотни и тысячи людей остались без работы, новых хозяев совершенно не волнует. Судьба овцеводства как отрасли — тем более.

Много лет на всех уровнях ведутся разговоры о том, что необходим закон об особом статусе племзаводов и решении вопросов земельных отношений, но горячие речи практиков не так быстро, как хотелось бы, впечатляют умы политиков. Впрочем, капля за каплей, как известно, и камень точит — именно ставропольцы, по словам министра сельского хозяйства РФ А. Гордеева, в свое время настояли на том, чтобы овцеводство было включено в приоритетный национальный проект «Развитие АПК». Четырнадцать регионов России, где традиционно выращивают овец, вздохнули с некоторым облегчением.

Харон Амирханов, представлявший Минсельхоз России на краевом совещании в Большой Джалге, порадовал аудиторию: законопроект о земле уже в Госдуме, вот-вот наступит его час. А единодушие овцеводов в отстаивании интересов одобрил. Более того, припомнил прошлогодний разговор о создании Союза овцеводов. Слаженность уже помогла достичь невиданных рубежей, к примеру, птицеводам — они объединились и ударили профессиональным самолюбием по «ножкам Буша». Пришло время сразиться российским варежкам с люрексовыми перчатками: в самом деле, кто нам ближе и теплее?

Специалисты подсчитали: если овцепоголовье утрачено на 25 процентов, то восстанавливать стадо придется лет десять. В восьмидесятых годах прошлого столетия в крае насчитывалось шесть миллионов овец, сейчас нет и двух. Сколько же времени надо, чтобы догнать чабанскую славу? Правда, мировая практика знает примеры, достойные повторения: в те же годы в Австралии из-за предоставления налоговых льгот фермеры увеличили поголовье овец аж на 22 миллиона всего за десяток лет.

Но, конечно, не только о количестве думы животноводов, качество продукции — вот основная головная боль. В свое время государство перестало покупать у них шерсть, главный потребитель — российская армия — остался без добротной и теплой одежды. Если раньше благополучие отрасли базировалось на получении шерсти — она давала до 70 процентов в общей стоимости продукции, то сейчас основная выручка — от мяса. Так называемое золотое руно приносит сплошные убытки — в прошлом году, к примеру, в крае они составили 170 млн. руб. Хозяйствам пришлось отдать его по 30 рублей за килограмм. Шерсть высоких сортаментов всегда ценилась на мировом уровне, другое дело, что мы разучились или почти разучились ее выращивать. Позиция многих руководителей крайне откровенна: «А зачем, все равно перекупщики обманут!»

По данным минсельхоза края, большинство хозяйств даже не определяют качество руна, мало кто занимается и классировкой. Не секрет, что во время стрижки вокруг кошар вьются вереницы грузовиков из других республик, овечьи «шубы» продаются валом, насыпом, по оскорбительной цене. Хотя есть и исключения. В колхозе «Маныч» Апанасенковского района хоть себе в убыток, но все же борются за честь бывшей марки края — шерсть крестьяне реализуют вдвое дороже среднекраевой цены, потому что с первого дня на стригальном пункте работает лаборатория, и сказки о плохом качестве здесь не проходят. Хотя, конечно, и 50, и 60 рублей за килограмм — это не цена для такого продукта.

К числу энтузиастов относится и председатель племзавода «Вторая пятилетка» кандидат сельскохозяйственных наук Игорь Сердюков — за десять лет умелого хозяйствования (ровно две пятилетки) он доказал, что возвращение эталона на кошары возможно! Животных, которых руководитель хозяйства привез из степи на выставку, даже самые придирчивые критики оценили очень высоко, а потом еще и на свои мобильники сфотографировали. Практика и наука, если они слышат и понимают друг друга, могут творить чудеса. Между прочим, в хозяйстве всего три с небольшим тысячи гектаров пастбищ, однако это не помешало отрасли стать рентабельной.

Просто удивительно, как сумел заглянуть на много лет вперед руководитель прославленного далеко за пределами края СПК «Восток» Петр Лобанов — он не дал разбежаться паям и приобрел почти 23 тысячи гектаров сельхозугодий в собственность кооператива. Таким образом, ни у кого из 530 работников «Востока» собственной земли нет, зато есть имущественный пай. 15 лет назад здесь разделили пропорционально зарплате и стажу оборотные средства — вот на них и начисляются с тех пор неплохие дивиденды. Многих тупиковых ситуаций можно было бы избежать, если бы в свое время не устроили «ваучеризацию всей земли».

Государство в этом году обещает солидную поддержку овцеводству: на 80 процентов оно будет компенсировать среднее содержание племенной овцематки. Планируется создание Национального союза овцеводов России, который тоже получит средства из федерального бюджета. Словом, совещание закончилось на оптимистической ноте. Министр сельского хозяйства края Василий Лозовой очень кстати напомнил строчку из песни Геннадия Заволокина: «Я деревня, я село, наше время подошло». Делегации разъехались репетировать свою «песню» — не за горами Всероссийская отраслевая выставка, на этот раз она пройдет не в Ростове, а на Ставрополье.

Ставропольская правда


Также в разделе:

Сбербанк прокредитовал крупный птицеводческий комплекс на Ставрополье...

Аграрии Ставропольского края намерены развивать мясное животноводство...

На Ставрополье вывели новую породу овец...

Рейды из-за угрозы чумы свиней начались на Ставрополье...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение