Мраморным мясом можно было бы накормить всю страну

23 мая 2008, 10:39

Сколько раз, подступаясь к этой теме, слышал укоризненные шепотки: «не лезь туда, куда не велено. Пиши статейки про надои, привесы, намолоты, вовремя освещай трудовые подвиги селян. Вон они, какие крепыши! Морозо— и жаростойкие, терпеливые, неприхотливые. И не такое в жизни вынесут, стерпят, переживут». А я продолжал свое дело. И тогда меня вызывали в самые высокие краевые кабинеты, пинали обстоятельно, со знанием дела. А я пел. И тогда у меня отнимали землю, даже не дав на ней толком развернуться, натравливали братанов, вывозили в лесополосу, чтобы в самом прямом смысле на вилы поднять. Отняли все. Оболгали. Вычеркнули из жизни.

Десять лет молчал, переживал. И вот — опять за свое. Знаю, мои злостные сельскохозяйственные оппоненты до сих пор при власти, все эти годы они жирненькими колобками перекатывались из кабинета в кабинет, перепрыгивали из кресла в кресло.

Что происходит вокруг нас? Уничтожены уникальные племенные предприятия, в том числе лучший в стране племенной репродуктор «Кумской» Советского района, где разводили выдающиеся породы скота шароле, лимузин, симментал, и бывший главный зоотехник которого, создавший уникальное стадо, лучший в крае специалист по мясному скотоводству Василий Михайлович Гребенев грузит сегодня мешки с мукой на хозяйской мельнице. Приказали долго жить восемнадцать высокорентабельных, специализированных предприятий по откорму мясного скота, входивших когда-то в знаменитое объединение «Скотопром».

А номенклатурным долгоносикам хоть бы что! Подобно кукушатам, эти «спецы» вытолкали за это время из крайне перспективной отрасли ведущих специалистов, ученых, хозяйственников. Я ведь сегодня не только от своего имени вопию. За моей спиной сотни искалеченных судеб. А нам говорят: подавай обновленную Русь, инновационные подходы, современные технологии, удвоение ВВП. Это они-то будут решать поставленные задачи? Ну-ну…

Это правда, о мясном скотоводстве на Руси говорят давно. Дивная отрасль. Рентабельность производства говядины в восемь раз выше, чем в молочном, в четыре раза — чем в свиноводстве, в два раза — чем в овцеводстве. Нет нужды закупать дорогостоящее оборудование, которым буквально напичканы нынче молочные хозяйства. Строить громадные, невероятно материалоэнергоемкие помещения для зимовки и стойлового содержания скота (простые навесы сгодятся: эти животные легко адаптируются в любом климате). Вдобавок они обладают прекрасным аппетитом и потребляют такие грубые корма, от которых отказывается другой скот. Причем трансформация корма в мясо чрезвычайно высока.

Можно сказать так: могучим мясным монстрам человек не нужен. Будто сам по себе молодняк появится. У мамки, на подсосе, телята к восьми месяцам чуть ли не полтонны наберут. А там не за горами то время, когда на прилавки поступит удивительная по своим качествам мраморная говядина. В ней влаги больше, жир тоненькими прожилками пронизывает ткани, такое мясо готовится несколько минут. То, что мы едим сегодня, говядиной называть негоже. В основном это останки выбракованных молочных коров. Или их замученных бескормицей отпрысков, якобы прошедших интенсивный откорм (это при нынешних-то ценах на фураж?). Если вам повезет и удастся раздобыть у частника немножко парной телятины, не тешьте себя: мраморное мясо не идет ни в какое сравнение даже с тем, что вам только что всучили.

Кстати, нескромный вопрос: почем нынче на юге России, в этом благодатном краю, говядина? Кое-где уже до двухсот пятидесяти рублей за килограмм? Рынок. Молчим, сопим, давимся, глотаем. Или переходим на буйволятину, за которую также дерут немалую цену. На худой конец — ножки Буша. Уж этому «добру» перевода не будет. Хитромудрые продавцы с поставщиками плевать хотели на строгие квоты, регулирующие поставки мяса из-за рубежа. Так и норовят в щелочку прошмыгнуть.

Теперь несколько ошеломляющих цифр. Себестоимость одного килограмма мраморной говядины в убойном весе чуть больше тридцати рублей. Это сегодня, при нынешних ценах (зачастую гораздо ниже!). Конечно, из хозяйственников вам никто этой правды не откроет. Начнет прибедняться, завышать цену. На то он и хозяин, умудрился толково наладить дело. Но даже если в два раза, все равно это чуть больше полсотни рублей. Плюс транспортные расходы, торговые накидки. Максимум сто рэ. В два с половиной раза меньше, чем с вас только что содрали на рынке.

О гастрономических качествах мною было сказано выше. Чего ломать головы, искать пути снижения цен на сельскохозяйственную продукцию? Есть такая отрасль — мясное скотоводство, которая меньше других зависит от инфляции, галопирующих цен на ГСМ, энергоносители. Она выстоит в засуху, градобой, морозы с дождями. И даст прекрасный доход. Многие страны только при помощи мясного скотоводства выходили из тяжелейших экономических кризисов.

Одним словом, специализированные породы скота. Посмотришь со стороны — все удивительно просто: идет по степи бычок весом намного больше тонны. Рядом с ним — три десятка коров, сплошь роденовских пропорций. Каждому теленку перепадает от мамки в день около десяти литров жирного, питательного молока (мясных коров не доят: все — теленку!). Они хоть и монстры, но травостою такого урона, как овцы, не наносят. Вдобавок, извините, в год сто коров с телятами оставляют там, где пасутся, около тысячи тонн органических удобрений.

Технология содержания этого скота проста. Химией в этом деле и не пахнет, я не говорю уж о генной инженерии. Просто умные люди многие сотни лет назад, создавая эти породы, так решили: теленок должен за сутки прибавлять в весе от одного килограмма до двух. Без всяких там премиксов.

А теперь еще несколько цифр. Во Франции, с населением 60 миллионов человек, содержат около одиннадцати с половиной миллионов голов мясного скота. В Америке и Канаде мясных коров в семь-восемь раз больше, чем молочных (!). Мировой опыт подтверждает, что в двенадцати ведущих странах Европы заметно сокращается поголовье молочных коров, им на смену приходят мясные. В России сейчас около тринадцати миллионов молочных буренок, и … только сто шестьдесят тысяч мясных.

В нашем крае компенсируют затраты на содержание одной головы маточного поголовья мясного скота в размере одной тысячи рублей. Сельскохозяйственные предприятия, выращивающие поголовье на мясо, получают компенсацию: пять рублей за один килограмм живой массы. Спасибо, и это очень хорошо. Во Франции ежегодные дотации на мясную корову предусмотрены в сумме 1000 евро. В Германии — свыше 1500.

Россия опять пошла своим, печальным путем. Мы всю свою жизнь делали ставку на скот, одновременно дающий и молоко, и мясо. Тупик. Как можно говорить об интенсивном производстве говядины, если за счет повышения продуктивности молочного стада неминуемо сокращение поголовья? Остальные страны считали этот путь ошибочным. Где теперь они и где мы?

Мировой опыт — упрямая штука. Куда нам, сердечным, податься, откуда брать говядину? Ведь ее не заменит ни мясо птицы, ни свинина, ни баранина. Только в говядине есть необходимые для нормальной жизнедеятельности человека аминокислоты и жирные кислоты. А мы говорим о здоровье нации, продолжительности жизни, повышении деторождаемости. Хорошее потомство можно вырастить, коли папам и мамам скоро есть будет нечего.

А при батюшке-царе, говорят, сотни тысяч голов мясного скота нагуливались в восточных районах Ставропольской губернии, который регулярно поставлялся на бойни Санкт-Петербурга и Москвы. Все печальные годы реформ в крае шло стремительное сокращение мясного поголовья. Вплоть до его полной ликвидации. Перечислять хозяйства? А как вам такая тенденция: Андроповский и Кочубеевский районы вообще отказались от разведения мясного скота. В этих районах исчезли даже овцы. Позвольте, тогда чьи это несметные стада пасутся на якобы заброшенных землях? Кто сено косит? Кто платит за аренду захваченных пастбищ и не спит ночами, чтобы вовремя управиться с налоговыми платежами? Пастбищ-то в этих районах о-го-го. У нас что, главы этих отказавшихся муниципальных образований живут за счет земельной ренты? Им теперь дотации из краевого бюджета не нужны вовсе? А если нужны, то за какие такие подвиги?

Да что там при батюшке-царе! В шестидесятые годы прошлого века Советский Союз потратил более двадцати миллионов инвалютных рублей, чтобы приобрести шесть тысяч голов чистопородных шароле. Пензенская, Воронежская, Рязанская, Саратовская области получили возможность создать племенные хозяйства. В полную силу заработали опытные станции. К 90-му году остался только племенной репродуктор «Кумской». Теперь и его нет.

В чем же дело? Или заморскому скоту не по душе наш климат, наши корма? Тогда почему почти вся племенная продукция «Кумского», например, шла классами «элита-рекорд» и «элита»? Ведь это высшие бонитировочные классы! А дело просто-напросто в том, что сельскохозяйственные чиновники чихать хотели на международный опыт. Оказывается, мясной отраслью нужно заниматься профессионально, только и всего до мельчайших тонкостей соблюдая технологию менедж-мента, производства, маркетинга. Что толку выращивать кумчанам выдающийся скот, если на ближайшем мясокомбинате за него заплатят столько же, сколько за бруцеллезного одра?

Есть еще одна причина. Мясной скот — альтернатива колхозам и совхозам. В беседе с английскими фермерами я попытался объяснить, как устроена работа наших племенных репродукторов. Ну никак у меня не получалось! И тогда Грета Байкер ласково перебила меня: «Ты можешь представить себе, что в Ясной Поляне живет не один великий Лев Толстой, а несколько тысяч ему подобных? Правда же, абсурд? Вот и в нашем деле не место абсурду. Мое небольшое стадо, расположенное на уютной, недорогой ферме, приносит семье почти пятьсот тысяч фунтов стерлингов».

Это у них далеко, за Ла-Маншем. А у нас, под боком, — трагедия. Уникальное по своим качествам мраморное мясо забирали по бросовой цене! Ау, краевые боссы, где вы были, когда это происходило? И не вы ли, принимая нынче концептуальную краевую программу развития животноводства вплоть до 2010 года, говорите о пропаганде мраморного мяса, о дифференциации цен? Почти сорок лет мясные породы упрямо доказывают, что лучше их ничего на земле не придумано. Почти сорок лет вы врете народу и обещаете ему в скором будущем необходимый для проживания кусок говядины. Уж кому-кому, а в избранные холодильники при любом раскладе этот самый кусок всегда вовремя шлепнется…

Разрушена вся стройная технология выращивания и разведения мясного скота. Потерян ценный генетический материал, который уже невозможно восстановить. Вслед за племенным репродуктором «Кумской» приказал долго жить племенной репродуктор «Красный Маныч». В СПК «Родина» Ипатовского района много лет используются только быки собственной репродукции. Последний завоз новой крови был лишь в 1997 году. В племзаводе «Большевик» этого же района ситуация не лучше.

Зато наши отцы-радетели сообщают, что в Ленинградской области создано стадо с использованием племенного материала из Франции. Что это большая возможность для улучшения генетического потенциала лимузинского скота в нашем крае. И что если им в ближайшее время удастся приобрести мясных быков-производителей французской селекции, то в крае удастся создать «новый тип лимузинского скота с высокой молочностью». Что «вновь выделенные средства будут направлены и на создание контрольно-испытательной станции для проверки быков по собственной продуктивности». А наши французские лимузины где? Где шароле, симменталы? За них ведь, помнится, инвалютными рублями было уплачено. И почему вас опять охотно подпускают к государственной кормушке, так и не наказав за содеянное вами же?

Трагедия. Пятнадцать лет назад о надвигающейся катастрофе говорил прекрасный ученый, кандидат сельскохозяйственных наук, тогда ведущий сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института животноводства Дмитрий Смирнов: «Чистопородные импортные стада: на котлеты или все-таки на племя?» Ни котлет россияне не увидели, ни импортного скота. А с высоких трибун опять звучат пламенные слова генерального директора федерального государственного унитарного предприятия «Ставропольское» по племенной работе Михаила Егорова: «Поскольку эта отрасль создается заново, … необходимы государственные дотации и предоставление льготных долгосрочных кредитов на переоборудование или строительство ферм, а также покупку животных». Как это «заново»?

И ведь лукавы, бестии! Вдруг на Руси найдутся настоящие энтузиасты, патриоты, толковые кредиторы, что тогда? Куда чиновникам податься? Так они же столбят сегодня себе выгодное дельце. «Что касается относительно дорогого дела — завоза генетического материала мясных пород, то этот процесс должен быть управляемым на федеральном уровне и осуществляться обязательно через специализированные племенные организации на основе экспертной оценки научных учреждений, селекционных центров и ассоциаций. Завоз должен осуществляться не для создания больших массивов мясного скота, а для формирования племенных репродукторов, поставляющих высококлассных быков-производителей». То есть без них — никуда!

Не будет у россиян мяса. Угробив прежние племенные хозяйства, растоптав их опыт, чинуши без мыла лезут сегодня к государственной кормушке. Каста. Никто, кроме них, не должен допускаться к важному вопросу, от которого напрямую зависит продовольственная безопасность России. За благородной вывеской защиты племенного дела страны зачастую прячутся не совсем порядочные люди. Разве кто против, чтобы на Ставрополье осуществлялось, по словам все того же Михаила Егорова, «создание высокопродуктивного типа мясного скота, хорошо приспособленного к природно-климатическим условиям зоны разведения»? Пускай себе экспериментирует, но не за государственные же гроши! Зачем «создавать», чего «приспосабливать»? Об этом Господь уже позаботился. Господин Егоров! Порода шароле используется в 68 странах мира, на пяти континентах с разным климатом. Это самая «молочная» по сравнению с другими мясная порода, молодняк стремительно набирает в весе. В среднем от ста коров рождается сто шесть телят. Что тут улучшать, зачем огромные государственные деньги тратить на какое-то «создание высокопродуктивного типа»? Или вы об этом не знаете? Или кем-то готовится очередная залипуха?

Листаю специализированный сельскохозяйственный журнал. Французы говорят, что отдачу от мясного скотоводства получат только их дети. Канадцы утверждают, что результат начатого дела увидят только внуки. Город Рэпид-Сити, столица штата Южная Дакота. Раннее утро. Юные участники международной выставки шароле давно на ногах. Скот выгуляли и искупали. Специальными фенами уложили стриженую шерстку. Будто перина, на полу свежие опилки. К теплому боку своего питомца припал американский хлопчик в синей бейсболке. Лежат рядышком, в опилках, парнишка спит крепким сном. Бычок хочет пить, тянется могучей башкой к поилке. Привязь коротка. Надо бы встать, да ребенка не хочется беспокоить. Косит на него добрым глазом, вздыхает и терпит. Вот бы у нас такое увидеть…

stapravda.ru

Также в разделе:

Аграрии Ставропольского края намерены развивать мясное животноводство...

На Ставрополье вывели новую породу овец...

Рейды из-за угрозы чумы свиней начались на Ставрополье...

Ставрополье увеличит поддержку производства молока и говядины...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.