Госпрограмму по АПК можно положить на полку и забыть, если не сконцентрировать в одном органе полномочия за ее выполнение

23 апреля 2008, 13:24
Прошлый год стал знаменательным для АПК РФ принятием такого важного документа для отрасли, как Госпрограмма развития АПК на 2008-2012 годы. С ее выполнением многие связывали перспективы развития отрасли. Однако уже первый год ее реализации свидетельствует о том, что программа может дать серьезный сбой.

О том, что может помешать выполнению программы, что в ближайшее время ожидает отрасль и какие меры необходимо предпринять для нормализации ситуации "Интерфаксу" рассказал председатель комиссии Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) по АПК, руководитель группы компаний "Оптифуд" Иван Оболенцев


- Иван Александрович, уже, кажется, ясно, что ряд параметров, заложенных в программе, будет реализован частично или не будет реализован вообще. И глава Минсельхоза Алексей Гордеев не раз заявлял о рисках для ее выполнения. Был ли тогда смысл принятия этого документа, если экономическая ситуация постоянно меняется и предусмотренные в программе показатели становятся "заложниками" этого? Насколько, на ваш взгляд, эти риски могут осложнить ход реализации программы? Что необходимо делать для их минимизации?


- Госпрограмма, конечно же, нужна. Но те риски, о которых сейчас говорится, можно было просчитать еще при ее подготовке. Да и когда готовили закон о развитии сельского хозяйства (Госпрограмма принята в соответствии с эти документом - ИФ) уже было совершенно ясно, что некоторые его нормы, в том числе и та, что касается выработки аграрной политики Минсельхозом совместно с отраслевыми союзами и ассоциациями, в сегодняшних условиях невыполнимы.


- Почему?


- Закон указывает, что Минсельхоз совместно с союзами и ассоциациями должен вырабатывать аграрную политику. Но, во-первых, у Минсельхоза нет достаточных полномочий для этого. Часть полномочий сконцентрирована в Минэкономразвития, часть - в Минфине, ряд вопросов решает антимонопольная служба. Поэтому, взаимодействуя только с Минсельхозом, отраслевые союзы ничего стопроцентно выработать не смогут.

Во-вторых, еще не сложились такие объединения и ассоциации, которые контролировали бы до двух третей рынка. А именно это предусмотрено в законе в отношении таких объединений. В одну ассоциацию пока не удается собрать достаточное количество участников, чтобы они могли разрабатывать политику в отношении какого-то определенного сегмента рынка. Только по мясу, например, у нас шесть или семь союзов и ассоциаций.

Указанным в законе параметрам отвечают объединения в птицеводстве и Зерновой союз. И это все. Остальные разбросаны по мелким союзам.

Однако в этой ситуации я бы предостерег от того, чтобы искусственно ускорять оформление этих ассоциаций, а такие попытки на самом деле уже есть. В частности, есть предложение снизить показатель их доли на рынке и ускорить процесс создания.

В этом году в бюджете Минсельхоза выделено около 300 млн рублей на взаимодействие с союзами и ассоциациями. Но нельзя ставить процесс формирования этих объединений в зависимость от необходимости потратить эти деньги, ничего хорошего из этого не выйдет. У нас же задача - грамотно взаимодействовать, а не освоить эти 300 млн рублей. Ясно, что быстро сформировать такие объединения мы не сможем, значит средства можно было бы использовать с большей пользой, направить, например, на анализ законодательства, которое тем или иным образом оказывает влияние на производство, переработку, экспорт и импорт сельхозпродукции. Это первое.

Второе - необходимо всерьез заняться анализом мирового рынка, в который мы так активно интегрировались в последние годы, а когда вошли в него, то поняли, что это опасно. Нам надо не просто знать и прогнозировать этот рынок, нам его надо чувствовать и в соответствии с мировыми тенденциями строить свою продовольственную политику, регулировать внешнюю торговлю.

Почему мы начинаем решать проблему после того, как она возникнет, почему мы не можем ее предугадать? Да потому, что не анализируем то, что в мире происходит, не прогнозируем рынок.


- Неужели вы за то, чтобы Минсельхоз или другое ведомство диктовали производителям и трейдерам поведение на рынке, говорили - где, что и за сколько купить?


- Ни в коем случае. Это не дело Минсельхоза и государства рассказывать частным компания, где и что им покупать. Хотя и такие случаи бывают.

Но прогноз рынка, особенно по товарам социальной группы, необходим. Для ясности нужна не голая информация, а ее анализ и рекомендации. Эта аналитика позволит принять превентивные меры, поможет выработать механизм действий и предотвратить резкие колебания цен на рынке. Мы должны четко понимать, что происходит как в мире, так и у нас, нам нужны четкие ориентиры. Особенно это актуально в связи со вступлением в ВТО.

У нас уникальная ситуация - Россия, еще не являясь членом ВТО, уже выполняет обязательства, которые, по сути, гробят наше сельское хозяйство. Но чем больше мы будем играть по правилам, которые к торговле имеют мало отношения, тем больше мы будем получать ситуации со скачками цен, с изменением режима экспорта и импорта и тем чаще придется вместо нормальной работы призывать производителей и торговлю к замораживанию цен.

Я повторюсь - нужен четкий ориентир. Давайте договоримся: если мы играем по правилам ВТО, то жмем, например, кнопку номер один, если - нет, то кнопку номер два. Мы же все время жмем на кнопку номер полтора и получаем соответствующий эффект.


- Но ведь многие компании имеют мощные аналитические службы, которые детально изучают и внутренний, и внешний рынок, и готовят рекомендации. Этого, считаете вы, недостаточно?


- Ну, во-первых, серьезную аналитику ни одна частная компании не в состоянии сделать, потому что это очень затратно. Кроме того, все это делается в интересах конкретной компании и не отражается на общей ситуации.

А в той ситуации, что у нас сегодня, никакие пожарные меры в виде соглашений о заморозке цен не помогут, цены как росли, так и будут расти. И потом - непонятно, за чей счет сдерживать цены? Производители сельхозсырья и продовольствия готовы сдерживать, но тогда пусть это делают и нефтяники, и газовики, и энергетики. Они что - не причастны к росту цен на хлеб и другие виды продовольствия? Ведь доля зерна в себестоимости хлеба составляет всего 25%.


- Но давайте вернемся к Госпрограмме. Что еще, на ваш взгляд, необходимо сделать для того, чтобы этот документ работал, а не пылился на полке?


- Параметры госпрограммы, включая ее финансовое наполнение, не могут быть неподвижны и по той причине, что идет рост тарифов, нет стабильных таможенных ставок, меняются курсы валюты. В рамках вступления в ВТО мы взяли на себя обязательства постепенно снижать уровень тарифной защиты внутреннего рынка, но это тоже повлияет на выполнение программы.

Сейчас в Госпрограмме не предусмотрены прямые субсидии на производство мяса птицы, свинины и говядины, молока, яиц. Но жизнь заставит это сделать - и чем быстрее, тем лучше. Министр Гордеев уже заявил, что прорабатывается возможность субсидирования производителей мяса птицы и свинины. Это правильно, потому что себестоимость производства мяса птицы подошла к цене реализации. И если не будет субсидий, то не стоит и вести речь о развитии отрасли, обслуживании взятых кредитов, повышении зарплаты работникам.

А возможность для субсидирования есть, потому что бюджет получает дополнительные доходы от повышения экспортной пошлины на зерно. Эти деньги должны использоваться на продовольственном рынке. Есть множество других инструментов, которые будут пополнять бюджет, а значит и поддерживать отечественных производителей просто за счет ведения грамотной таможенно-тарифной политики.


- По сути предлагаются меры государственного регулирования отрасли. Но насколько, на ваш взгляд, должна быть степень вмешательства государства?


- Да не надо бояться этого вмешательства. Во всем мире государства делают это, вмешиваются и регулируют. ЕС субсидирует производство и хранение свинины, вводит экспортные субсидии на нее. Латинская Америка серьезно субсидирует свое животноводство через корма. У нас этого ничего нет.

Мы работаем в рыночных условиях. Но как работаем? За год (с февраля 2007 по февраль 2008 года) мясо подорожало на 10%, яйца - на 32%, молоко - на 35%, хлеб - на 25%, крупа - на 23%, макароны - на 27%, масло сливочное - на 44%, подсолнечное - на 55%. Вот такой рынок, и это говорит о том, что он у нас абсолютно не регулируется. Мы интегрированы в мировой рынок, но ведем себя в нем, как дети, это надо признать. И не учимся у других, не анализируем, что происходит и каких от этого последствий ожидать. И, соответственно, не принимаем меры.

Кроме того, многие решения, которые во всем мире принимаются в срок до месяца, у нас - по году и больше и потом оказываются ненужными. Если, например, решение о выделении субсидий птицеводам не будет принято сейчас, то через два месяца цена вопроса будет гораздо выше.

Только сейчас начали вырабатывать методику компенсации сельхозпроизводителям стоимости подключения к электросетям. А говорится о необходимости этого уже больше года! С 2005 года производители мяса просят дать четкий ответ - что будет с квотами на его импорт после 2009 года, когда заканчивается их срок? И снова ничего конкретного. Это разве работа?

Подход к аграрным вопросам должен быть иным, либерализм здесь неуместен. Иначе, на следующий год мы снова будем оглашать статистику о росте цен, только цифры будут выше и информацию дополнит число закрытых сельхозпредприятий, не возвращенных кредитов, в том числе и взятых в рамках нацпроекта развития АПК. Сейчас уже есть случаи, когда банки просят досрочного погашения кредитов.

Кстати, деньги в рамках кредитования раздали немалые, и если сегодня государство не вмешается в ситуацию и не поддержит производителей, то стопроцентного возврата их не будет, хотя все эти годы государство будет компенсировать из бюджета часть ставки по выданным кредитам.

На выполнение госпрограммы будет, в частности, влиять и то, что финансовых ресурсов стало меньше, они стали дороже, "длинных денег", которые в основном нужны сельскому хозяйству, практически нет. При этом совершенно ясно, что суммы инвестиционных проектов меняются хотя бы потому, что стоимость строительных материалов и всего остального растет, растут и проценты по кредитам. Что с этим делать? Есть уже попытки продать проекты, те же свинокомплексы, например. Если сейчас государство не будет поддерживать эти проекты, они рухнут.


- Вы уже сказали, что госрегулирование цен в виде их замораживания не дало никакого эффекта. Но идея государственного регулирования цен продолжает существовать и, может быть, даже через некоторое время обретет законную силу. Я имею ввиду готовящийся проект закона о торговле. Как вы к этому относитесь?


- Термин "госрегулирование цен" мне не нравится. Государство определило перечень социально значимого продовольствия, но регулировать на него цены не получается просто потому, что нет рычагов регулировать всю цепочку. И у нас все регулирование заканчивается тем, что вызываются производители и представители торговых сетей и заключаются соглашения, которые малоэффективны.

Я считаю, что нужно прийти к другому термину и другому образу действий. Государство должно участвовать в формировании цены на продукты первой необходимости.


- За счет чего?


- За счет мер господдержки сельского хозяйства, принятия грамотных и своевременных мер таможенно-тарифного регулирования в интересах России, а не в интересах всего мирового рынка, за счет адресной финансовой помощи наименее обеспеченным гражданам.

За примерами далеко ходить не надо. Возьмите самую рыночную страну - США. Там на субсидии малообеспеченным гражданам, а таких в стране почти 30 млн человек, выделяется сумма, превышающая объем прямой господдержки сельского хозяйства. Они проблему решают с двух сторон - поддерживают производителя на уровне рентабельности и помогают потребителю приобретать продукты питания. Тем самым решается проблема устойчивости цен и стимулируется производство и потребление сельхозпродукции.

Это и будет участие государства в формирование цены, и так происходит во всем мире.


- Как в связи с этим вы оцениваете роль комиссии по АПК при РСПП? Все ли, на ваш взгляд, удается делать так, как задумано? Если нет - почему? Что мешает? Что будет сделано, чтобы преодолеть препятствия?


- В комиссии мы постарались сконцентрировать весь агробизнес. Я считаю, что вообще у нас аграрный сектор экономики - самый частный. У государства осталось совсем немного, поэтому здесь мощная площадка, которая не делится на подотрасли. У нас у всех есть ряд общих принципиальных вопросов глобального характера, те же вопросы таможенной тарифной политики, субсидирования, кредитования, корректировки госпрограммы. Это и вопросы анализа рынка.


- Какие проблемы уже обозначены и какие решения приняты?


- Мы подготовили серьезные рекомендации по образованию на селе, подготовке кадров для отрасли. У нас сейчас уровень подготовки специалистов не соответствует тому, что нужно.

Сейчас нужны не только менеджеры другого уровня, но и агрономы, финансисты, да и трактористы и механизаторы, если мы говорим о серьезном возрождении отрасли на качественно новом уровне. Надо возрождать систему профтехобразования на совершенно новой основе, восстанавливать опытные хозяйства, и если это не будет делать государство, этого никто не сделает.

Иначе придем к тому, что будем нанимать западных менеджеров, потому что своих не найдем. Так может дешевле приглашать в аграрные вузы преподавателей из-за рубежа и отправлять студентов туда учиться?

Словом, нужна мощная программа подготовки кадров.


- Насколько я помню, одно из первых заседаний комиссии было посвящено вопросам вступления России в ВТО и возможным последствиям этого для российского АПК…


- Это очень сложный вопрос. Россия вступила в переговоры по ВТО в 1994 году, но теперь у нас другая страна. Может быть, не будем повторять ошибок других стран, а проведем ревизию того, о чем уже договорились? Еще не являясь членом этой организации, но выполняя некоторые ее требования, мы поняли, насколько это опасно. И некоторые трезвые головы без либерального наркотика уже говорят - может, осмотримся?

Ведь до сих пор участники переговоров не договорились об уровне господдержки сельского хозяйства. Я сам участвовал в переговорах, и об этой цифре в $9 млрд никто из партнеров и слышать не хочет.

Но, вырабатывая позиции по ВТО, мы столкнулись с серьезным противодействием представителей некоторых отраслей, в том числе и в рамках РСПП, металлургов, в частности. Мы понимаем, что им надо вырваться на международный рынок, мы - за, но мы не хотим, чтобы они вырывались за счет агропромышленного комплекса.

Это позиция комиссии, в которой представлены все подотрасли АПК, включая и фермерские хозяйства. И сегодня никто не сможет нас убедить в том, что агропромышленный комплекс будет в плюсе от вступления России в ВТО.

Ситуация на мировом рынке продовольствия должна всех заставить остановиться и задуматься.

На недавнем заседании комиссии вместе с членами комиссии по банкам и банковской деятельности мы обсудили проблемы кредитования АПК, в частности, создания системы кредитной кооперации. Кроме того, были подготовлены рекомендации по совершенствованию системы рефинансирования коммерческих банков.


- Какие проблемы будут в центре внимания комиссии в ближайшее время?


- Основные две - финансовые проблемы, в частности, размеры господдержки отрасли и возможность привлечения инвестиций с рынка, а также вопросы таможенно-тарифного регулирования. Эти две проблемы будут "работать" только в связке. Если мы, например, решим проблему финансирования, но при этом не будем регулировать импорт и экспорт, эти деньги будут затрачены зря. С другой стороны, если не будем давать деньги, а будем заниматься только таможенно-тарифными вопросами, то получим или дефицит - если пережмем в одну сторону, или "накроем" свое производство - если пережмем в другую.

Безусловно, надо решать и земельные вопросы. Земля должна стать полноценным инструментом привлечения финансирования. Этого сейчас нет. Это такой скрытый резерв, который может добавить денег в село, причем не от государства, а с рынка. Проблемы безопасности продовольствия тоже важны. И вопросы можно перечислять до бесконечности.

Но я хочу подчеркнуть, что если мы не сконцентрируем в одном ведомстве все полномочия по выполнению Госпрограммы и ответственность за ситуацию на продовольственном рынке, то никакого результата не будет. Нельзя спрашивать с министра, не дав ему при этом достаточных полномочий. Госпрограмму можно положить на полку, если не сконцентрировать полномочия и ответственность в одном ведомстве. Пока же за это отвечает, как минимум, пять ведомств, имеющих разные интересы и взгляды на АПК.

Надо же учесть и то, что в России от 40% до 60 % всех потребительских расходов приходится на продовольствие. В развитых странах - до 10-15%.

Наша комиссия очень конструктивно взаимодействует с Минсельхозом. Но когда доходим до определенной точки - Минсельхоз разводит руками, его полномочия заканчиваются, надо идти в Минфин, Минэкономразвития и так далее.

В огромнейшей отрасли экономики, на которую "завязаны" практически все другие отрасли, должен быть один центр принятия решений. Более того, нам нужен вице-премьер по АПК для того, чтобы и решать, и "продавливать" вопросы.


- Но последнее время на всех уровнях говорят о том, что в стране формируется государственно-частное партнерство. Вы это ощущаете? Каким оно должно быть?


- По поводу партнерства пока больше деклараций. Оно должно заключаться в том, чтобы обе стороны процесса смоделировали такую ситуацию в отрасли, при которой бизнесу было бы выгодно инвестировать, а государство от этого имело бы удовлетворительное предложение продукции на продовольственном рынке по разумной цене.

Именно в самой частной отрасли нашей экономики - в сельском хозяйстве - необходимо в первую очередь формировать государственно-частное партнерство. Инвестиции в отрасль обеспечены более чем 140 миллионами российских потребителей, которые каждый день покупают продукты питания, и растущими потребностями на мировом рынке. Кто бы что ни говорил, но потребитель скорее машину в гараж поставит и не будет заправлять ее подорожавшим бензином, чем откажется от хлеба. Это природа гарантирует.


- Иван Александрович, а как в связи со всем вышесказанным идут дела в компании "Оптифуд", которую вы создали и возглавляете?


- Могли бы быть и лучше, потому что все факторы, о которых я говорил, влияют на инвестиционные планы. Но тем не менее, больших отклонений от намеченного мы не ждем, и надеюсь, через два года доведем производство мяса птицы до 100 тыс. тонн в год.

В прошлом году производство составило 13 тыс. тонн, в этом году планируем завершить строительство мощностей для выпуска 60 тыс. тонн готовой продукции. Будут серьезно увеличены мощности Задонской птицефабрики, дооснащены фабрики "Надежда" и "Оптифуд-центр". Две последние будут производить по 12,5 тыс. тонн мяса птицы в год.

Кроме того, в феврале этого года мы купили мясокомбинат "Семяс" в Ростовской области, рядом с Задонской птицефабрикой. Он будет реконструирован под производство замороженного мяса птицы и охлажденных полуфабрикатов. Мощности комбината будут рассчитаны на переработку 6 тыс. голов птицы в час, или на производство 60 тыс. тонн мяса в год.

Вместе с нашим мясокомбинатом в Белой Калитве "Семяс" "закроет" потребность компании в переработке птицы.

Основное производство у нас сконцентрировалось в Ростовской области, но будем двигаться и в Ставропольский край.


- Не за счет ли покупки "Ставропольского бройлера" у "Агроса?


- Мы не исключаем покупку новых активов и внимательно следим за ситуацией на рынке. Пока те предложения что поступают, не адекватны с точки зрения цены, в том числе и "Ставропольский бройлер". Мы не вышли из этих переговоров, но, наш взгляд, цена компании сильно завышена (по оценке АПК "Агрос", стоимость компании составляет 3,5 млрд рублей - ИФ).

При этом могу подтвердить, что актив интересен, но в него надо много вкладывать и развивать. Может, еще что-то на рынке появится.

Хотим заняться и производством яиц, здесь тоже большие резервы. Для этого мы купили птицефабрику в Ставропольском крае и планируем реконструировать ее для производства яиц и создания родительского стада. Это тоже позволит сократить издержки.

Мощности фабрики будут настроены на наши потребности в инкубационном яйце, а они год от года увеличиваются. В прошлом году мы закупили 10 млн 450 тыс. яиц, в этом году планируем 28 млн 420 тыс. штук.

Думаю, что это проект мы запустим в текущем году.


- А импортную программу сохраняете?


- Да, это будет порядка 110-115 тыс. тонн мяса птицы в год. Кроме того, мы импортируем свинину и говядину, но в гораздо меньших размерах.

Импорт овощей и фруктов приблизится к 100 тыс. тонн.


- Сейчас многие агрохолдинги вкладывают средства в покупку земли, производство продукции растениеводства...


- Есть такие планы и у нас. Сейчас мы рассматриваем предложения по регионам. Конечно же, нам интереснее сконцентрироваться на юге, рядом с птицеводческими активами.


- Сколько планируете купить земли? Или будете арендовать?


- Чтобы удовлетворить только свои нужды, нам надо 100-130 тысяч гектаров. Но не исключаю, что станем трейдерами, будем и продавать зерно. Скорее всего, землю будем покупать. Но в этой сфере такой беспорядок, что эти вопросы требуют большой юридической проработки. Это очень проблемные активы, которые в один день не купишь.

Кроме того, мы включаемся в проект по созданию сети собственных холодильников и распределительных центров. Один такой центр мы сейчас создаем в Санкт-Петербурге и введем в этом году. Он будет рассчитан на 25 тыс. палетто-мест, инвестиции в него составили 150-170 млн рублей, не считая стоимости купленного объекта.

Надеюсь, в этом году начнем строительство, как минимум, еще двух объектов - в Москве и Ростовской области. Инвестиции в каждый из них могут составить от $30 до $50 млн. Проекты готовы, финансирование - тоже, в том числе и за счет западных банков, но вопросы оформления земельных участков, коммуникаций держат нас за горло.


- Какой оборот вы планируете в этом году?


- Общий товарооборот компании с учетом импорта может составить 250 тыс. тонн. В стоимостном выражении он превысит $500 млн против почти $400 млн в прошлом году.

Финмаркет

Также в разделе:

"Ставропольский бройлер" снова наказали за ряд нарушений...

На Ставрополье производство мяса выросло почти на 10%...

Ставрополье удвоит производство халяльного мяса в 2017 году...

«Баксанский бройлер» вложит более 2 млрд рублей в экономику Ставрополья...

На Ставрополье открыли инкубатор по выращиванию индейки...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение